watermarked-Ex133

Логотип Экскурсии 13, выполненный вручную С. Петровым

Летом далекого 1984 года часиков в восемь вечера трудного дня Экскурсия 13 опять собралась в своей “студии”, в институте КГСС. Нашей задачей было записать песню, о которой никто из нас пока что не имел никакого представления. К действу мы подготовились серьезно: взяли венгерского вермута «Кечкемет», пару болгарского сухача, ну, и для крепости кое-чего.

Я не алкоголик, вы не подумайте. Не сладких воспоминаний ради, а исключительно исторической правды для: «Кечкемет» мы брали в «Таймыре» на проспекте Свободный по 4 целковых. Эх, кто бы шепнул мне тогда, мол, Андрюха, притырь бутылочку, лет через тридцать толкнешь коллекционэрам! Не шепнул никто. А между тем, сегодня бутыль Кечкемета 1985 года в интернете торгуют за 6000 гривен или за 24000 российских рублей... ну, ладно, ладно, всё! К делу!

watermarked-kecscem

Воот он, хороший наш...

Короче, пришли в каморку, разогрели застывшие моторы. Петров достал бумажку с текстом и сообщил нам, что у текста целых два автора — Павел Полуян и Федя Тютчев , «а вот музыка моя». Включил гитару и давай нас “вводить в курс дела”. Мы старательно входили в курс и поддерживали себя бесценным по нынешним временам пойлом, сконструированным нашим виночерпием.

Постепенно “коктейль Мальцева” воспламенил в душе всё, что полагается, и зуд самовыражения стал нестерпим. Петров играл свой риф, мы подхватывали его на лету и сочиняли свои партии. Это было адски клево. Коллективный экстаз и пир духа ! У меня от воодушевления даже глаз дергался (надо же чего помню!). Но как всегда к бочке меда в нагрузку идет черпак креозота. В самый волнующий момент, когда уже казалось, что оргазм неизбежен, Дима Таровик сказал: «Стоп!»

watermarked-Всех посчитал!2 copy

Д. Таровик

Честное слово, если бы это был не Таровик, а, например, участковый милиционер, пришедший на предмет нарушения тишины, мы бы его убили и съели. Но Таровику мы дали договорить. Наш саксофонист-флейтист-кларнетист бесстрашно поправил очки и авторитетно заявил: «Тут какая-то херня!»

Надо пояснить, что Дима Таровик был не просто так. Он, в отличие от нас, много поиграл в свое время музыки советских композиторов и всякие сбивки и ритмические закидоны видел даже сквозь бетон. «Петров! — сказал смелый Таровик, — не канает, блин! Ты ритм не держишь!»

Ну и началось. Петров играет, а вся бригада пальцы загибает и ведет счет долей в тактах. Посчитали так минут 15 и самые уверенные в себе начали играть с Петровым, да обломились... расползлись, как вязанка дров.

Дальше Дима один в студии считал и пересчитывал, а Петров ему играл, играл и играл свой риф, как зайчик с энерджайзером. Все остальные лечили стресс на лестнице. Какой там нафиг творческий подъем, группа Экскурсия 13 возбужденно гудела, что, мол, Петров совсем с катушек съехал, сам же песню придумал, а играть её одинаково не может. Вот козлище-то!

Кончилось все ожидаемо: через час высшей алгебры и ритмического счета Петров выгнал Таровика из конуры, крича, что если ему и дальше будут парить мозг, то он уже никогда в жизни это сыграть не сумеет! Хватит уже, ё мо-а-ать!..

watermarked-Буревестник с гранотометом

С. Петров

Взъерошенный Дима пробежал по инерции еще пару тактов по площадке, затем остановился и хищно оглядел нас. «Чуваки, а я все понял. Петров, хитрый, змей. Он играет первый кусок на девять восьмых, а следующий, что с вокалом, на девять и восемь долей, да сбивками сдобрил, гад! Ща я вам покажу!” И началось. Таровик показывал, а мы, в свою очередь, дружно, старательно, в меру своих талантов усваивали впервые проявивший себя “феномен Петрова”, до боли в суставах загибая пальцы.

И вот, с воспаленными мозгами, светя глазами, как прожекторами, двинули мы обратно в каморку к Главному нашему экскурсоводу, взяли инструменты, встали... и все вместе снова “налетели на риф”. Но Таровик оказался талантливым педагогом, мы уже твердо знали, что истину мы постигли, и поехала телега! А тут и Петров опять набрал обороты, вошел в роль адского буревестника, реющего над волнами с гранатометом, и взревел текст двойного авторства.

Скромно отмечу, что мне и Альберту Муллагалееву достались сложнейшие вокальные партии. Ну, там я опять расчувствовался, запищал, да ещё и заквакал (видимо пары болот Венгрии как-то дали знать о себе). Ну, отрепетировали. Как водится, еще раз жахнули (закусывать уже было нечем) и записали.

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Последний час сидели, слушали и переслушивали. Мотали головами , кряхтели и говорили, что, дескать, Таровик – голова! А вот Петров — змей... хотя, надо признать, сделал нас абсолютно счастливыми. А потом рассвело. Пошли по улицам первые автобусы, и мы, щурясь от яркого утреннего света, дыша перегаром, поползли по домам, чтобы отлежаться, отболеть и вечером снова прильнуть.

«Буря»: С. Петров — гитара, вокал, Д. Таровик — духовые, А. Муллагалеев — вокал, С. Мальцев — ударные, А. Старушкин — бас-гитара, вокал, художественное кваканье.

Фотографии из личных архивов участников группы Экскурсия 13






Также по этой теме: