Любовь зла, братья и сестры. Любовь стервозна и груба. Ей (любви) чаще всего нет никакого дела до твоих достижений. Когда ты, робея и краснея, представляешься ей по телефону, она с легким японским акцентом невежливо переспрашивает: кто-кто? Пор Маккартни? который с Ренноном играр? В общем, печалька и горюшко.

Пол Маккартни полюбил борьбу сумо. Он полюбил ее так, как может полюбить только вегетарианец — интеллигентно и возвышенно. NME сообщает, что это случилось в далеком 1993 году, когда он первый раз приехал с гастрольным туром в Японию. Ну, хорошо. Что, по-вашему, должна была сделать борьба сумо в ответ? Правильно! Полюбить всем, чем можно сэра Пола и разместить тексты его песен на всех своих кэсё-маваси. Но нет! Все вышло  совсем не так!
222
Вот давайте себе представим, что в вашу небольшую фирму (небольшое издание, маленькую политическую партию, крохотную студию звукозаписи) звонит Пол Маккартни и говорит: оу! я восхищен вашей деятельностью, гайз! давайте дружить домами! Да вы бы в ответ... да я бы... В общем, только мерзкий, меркантильный кю мог бы потребовать в ответ у сэра Пола денег и подарков.

Мы, разумеется, не утверждаем, что сумоисты потребовали от Маккартни денег. Но, как говорили советские международные обозреватели, факты вещь упрямая. По данным NME, Маккартни «заплатил большую сумму за то, чтобы обложка его нового альбома «New» появилась на флагах команды сумоистов во время турнира в японском городе Фукуока». NME деликатно именует Пола Маккартни спонсором команды сумоистов. Ну, разумеется. А как им его именовать? Не папиком же.

Ну и чтобы закончить на позитивной ноте, добавлю, что сэр Пол триумфально явился публике во время финала этого самого турнира, значимость которого, по словам агента, «аналогична финалу Кубка Англии или Уимблдонского турнира».






Также по этой теме: