Помните страшную сказку Андерсена о монастыре, погрузившемся на дно озера? Или нашу, родную легенду о невидимом граде Китеже? Наверное, в любой культуре можно отыскать отголоски мифа об Атлантиде, но как же удивительно было узнать, что американские думстеры из Aesma Daeva погрузили на дно… Афины. За что же пострадала греческая столица, культурная колыбель Европы? Попробуем разобраться.aes

Aesma Daeva – нетипичное явление для американской сцены, которая предпочитает вариться в своем соку, игнорируя любую культурную иноземщину, как будто ее и вовсе не существует. Эта группа из Миннеаполиса звучит так, словно образовалась в Старом Свете в начале девяностых: классический готик-дум с отсылками к европейскому симфонизму в США не то что не моден, а как бы помягче сказать – звучит инопланетно. Карьера такой команды по определению не могла быть легкой.

Мечтатель Джон Прассас, основавший Aesma Daeva в 1996г. всегда делал, что хотел – и получал по заслугам: ответом на три интересных и оригинальных альбома было гробовое молчание исторической родины и вялый интерес европейских меломанов, которым, казалось, сам бог велел полюбить эту группу. Но время в музыкальном бизнесе существенно – Джон припозднился лет на 8-10, и его интересные готик-думовые альбомы с легким налетом электронщины были оценены только узким кругом ценителей жанра. С огромным скрипом он толкал на вершину тяжелый камень, но не видел существенной отдачи от своей работы.

melissaecho

Мелисса Ферлаак

В таких условиях люди обычно бросают безнадежное дело, и коллеги Джона регулярно это делали – для записи каждой новой пластинки ему приходилось собирать группу заново. И в 2007 году, сидя на очередных руинах коллектива, Джон решил попробовать еще раз. Самый последний, а вдруг получится? Вечная кадровая чехарда, проклятие Aesma Daeva, в данном случае обернулась благословением: эффектная и перспективная Мелисса Ферлаак, устав от полной безнадеги, ушла покорять Европу.

Впереди ей виделся триумф в составе Visions Of Atlantis и все чудеса старого света на блюдечке, а Джон Прассас опять остался на бобах. Горько сетуя на судьбу, он начал поиск вокалистки, которая обладала бы сопрановым диапазоном и академической техникой, а заодно прилично держалась на сцене и не падала в обморок от слова «металл». Задача, мягко говоря, не из легких. Однако, решив ее, Джон решил заодно и другую проблему – приняв на работу некую Лори Льюис из Орегона, он обрел недостающий алхимический компонент, который превратил железо в золото.

К тому моменту Лори не знал никто. Она окончила университет Массачусетса по классу академического вокала, немного преподавала, немного пела в различных локальных ансамблях, ходила на обычную работу – рядовая тридцатилетняя женщина, коих в любой стране мира пруд пруди. Что дернуло ее принять предложение Прассаса? Сложно сказать, но уж точно не перспектива личного обогащения – коллектив еле зарабатывал себе на пачку «Доширака».

Появление новой певицы вдохнуло в группу жизнь, и завершило ее превращение из готично-романтичного дума в симфонический. Благо, возможности позволяли. Колоратурное сопрано – самый легкий и подвижный женский голос, но в этом кроется и его недостаток: драматически насыщенные партии не даются птичке-канареечке, не хватает низов и силы звука. Но Лори Льюис повезло, природа наградила ее теплым, красивым тембром, который даже на ультравысоких нотах позволяет ей звучать мягко и объемно. На ее хрупких женских плечах и держится один из лучших образцов симфо-дума, альбом Aesma Daeva 2007 года, Dawn Of The New Athens.

Так почему я заговорила об утонувших городах? Какое отношение имеет «Рассвет Новых Афин» к их затоплению? Но от первой до последней ноты альбом пронизан ощущением движения больших водных масс, а еще – твердостью и строгостью античной архитектуры.

therion-lori-lewis-2011

Лори Льюис

Как можно соединить в одно воду и камень? Но именно они представляются мне при прослушивании Dawn Of The New Athens. Размеренное, равнодушное спокойствие огромной водной массы, обманчивое и опасное. Как волна бьется в берега, так думовые риффы тяжело ложатся у ног. Накатывают, омывают, и отступают, чтобы снова повториться – мерно, неотступно, непременно. Море с его вечным, молчаливым спокойствием – вот настоящий лейтмотив этой пластинки. Все проходит, и людские страсти исчезают, как следы на песке, а море продолжает гнать волны, равнодушно и примирительно качая щепки в своих ладонях.

Открывает альбом тоскливая и протяжная вокальная мелодия, как далекий птичий крик где-то в речном тумане. Tisza’s Child, тягучая поэма об утонувших детях, нашедших вечный покой на дне реки. Катятся волны, светят фонарями лодки, проплывая над мертвыми лицами, но ничто не может потревожить их покой, и только грустная песня проникает сквозь толщу воды, волнуя холодные сердца.

Следующий номер переносит нас с тихой речной заводи к бушующему морю. Ритмика волн, яростно хлещущих о берег, брызги пены, порывы ветра ощущаются почти физически. Голос Лори плещется, льется между мощных риффовых построений The Bluish Shade, как морская вода среди каменных отрогов волнореза.

Скорбная и сдержанная Arthemis, напротив, полностью обращена внутрь себя. Тихая печальная мелодия обретает силу и становится могучей катящейся волной в припеве, отзывается криками чаек, и, неожиданно мягкой вокальной партией. Это молитва Артемиде, рвущая сердце. И как же контрастно после нее звучит торжественно-ликующий гимн солнцу – Hymn To The Sun. Он пронизан светом, воздухом, настоящим чувством единения с миром, восторгом перед его красотой и мощью, преклонением без уничижения и страха.

Aesma Daeva - Dawn Of The New Athens

D’Oreste, d’Adjace из Моцартовского Идоменея –  смысловой центр альбома и самая популярная вещь группы, которую давно расхватали на цитаты как пример того, что «металлисты умеют играть классику». Трактовка арии весьма незаурядная, учитывая, что Прассас полностью сохранил партию сопрано, но замедлил ее в два раза и приправил чугунным гитарным аккомпанементом. По сюжету, это предсмертная ария Электры, исполнив которую она должна пойти и убиться об стену, поэтому обычно дирижеры загоняют темп, а сопранистки тренируются в экспрессии, зверски вращая глазами и заламывая руки. Поэтому торжественно-размеренное пение Лори, вынужденной отрабатывать экспрессию лишь тончайшими модуляциями голоса, с непривычки звучит странно, но потом приходит понимание того, что альбом требует именно такой сдержанной трактовки. Все внутри, не напоказ – это общая линия, и она безукоризненно выдерживается. Ария сложная, украшенная множеством колоратур, прекрасно исполненная, так что свой статус главного хита группы она заслуживает целиком и полностью.

The Camp Of Souls пленяет замысловатой мелодией, вьющейся вокруг прямолинейного гитарного риффа. Медленная, тоскливая вещь снова переносит слушателя на морской берег, где бродят потерянные души, обреченные вечно ждать кого-то и никогда не дождаться. В густом тумане звучат пароходные гудки, кричат птицы – ощущение дезориентированности и безысходности наваливается тяжелым камнем.

А потом начинается торжественный танец – Ancient Verses, старая тема, уже не в первый раз появившаяся на альбомах группы. Творческий гений Прассаса, обладая редкой скупостью, заставлял его из альбома в альбом перепевать одни и те же песни. Зато какие: Ancient Verses, Arthemis, Since The Machine. Эта версия убирает все остальные на дальнюю полку – просто настоящий разлив в припеве, кульминация, экстаз, наконец-то желанный выход всех сдерживаемых эмоций. И какой же красивый голос!

И сразу резкий переход к футуризму: Since The Machine звучит так, словно на сцене Афинского амфитеатра ставят «1984».

The Loon – апофеоз и логическое завершение альбома. Все медленно погружается в глубину, теплый солнечный свет еще плещется на поверхности воды, но, по мере погружения, становится все дальше и холоднее. Водоросли опутывают каменные колонны, рыбки проплывают среди стен. Вечный сон обнимает вечный город – до того дня, когда герой потянет за волшебный шнурок и Новые Афины поднимутся из пучины, чтобы рассказать свою историю.

Альбом удивительно цельный, создающий настроение, как полотно художника, как печальная поэма. Выбор античной тематики совсем не кажется мне случайным, ведь она олицетворяет классицизм. В Dawn Of The New Athens строгий, холодный классицизм, выверенный до нотки, вздымается массивными каменными стенами, и среди них, как случайно залетевшая птичка, бьется человеческий голос – живой и трепетный.  Этот контраст создает глубину, двойное дно, которое тянет переслушивать альбом снова и снова, каждый р

Aesma Daeva - Lori Lewis

аз открывая для себя новые потаенные уголки.

Лори Льюис, как античная героиня, стоит на арене с гордо поднятой головой – она и рада бы жить, но на афише было написано «трагедия». Ее голос взлетает к вершинам драматизма, но нигде, ни на секунду не срывается в истерику. Удивительное свойство Dawn Of The New Athens – это невероятный внутренний накал при внешней сдержанности и даже скупости выразительных средств. Классицизм по существу, а не по форме – именно здесь я могу согласиться с отнесением группы к симфо-металлу, хотя на альбоме нет даже самой завалящей скрипочки.

Альбом ждал большой успех (насколько это возможно в рамках жанра), отличная пресса и большие авансы на будущее. Из местечкового акта Aesma Daeva сразу превратилась в одного из столпов жанра, чьи ранние альбомы тоже были наконец замечены и оценены по достоинству. Видимо, действительно стоило Джону Прассасу попытаться еще раз.

А что было потом? Афины затонули. Джон так и не смог развить коммерческий успех, выпавший на долю Dawn Of The New Athens, да и хотел ли? Ему спокойнее так, в тени, жить и ждать, что однажды снова придет муза и чего-нибудь нашепчет. Он выпустил мини-альбом с ремиксами, еще более симфоничными и глубоководными, и на том затих. Лори Льюис сманили ушлые шведы из Therion, и теперь она звезда, но даже вся королевская рать в лице Кристофера Йонссона и компании не может написать достаточно хороший материал, в котором бы она раскрылась подобно как на Dawn Of The New Athens.

А может, оно и к лучшему — альбом идеален в своем стиле, с ним группа достигла потолка, и двигаться дальше пришлось бы вниз или вбок. Пусть фанаты гадают, каким бы получился следующий альбом с Лори, а я пойду еще раз послушаю Dawn Of The New Athens.

Автор: Жозе Дале






Также по этой теме: